sohrahihram

 

Слово на начало Св. Четыредесятницы, об изгнании (из рая) Адама и о дурных женах

Примем   пост, как драгоценный дар, святое сокровище, изображение истины, начало благочестия, основу духовного учения, умерщвление страстей, отгнание греха, бич пророков, сподвижника детства, губителя демонов, запрещение диаволу, низложение идолов, украшение церкви, силу царей, похвалу иереев, вразумление мужей, целомудрие жен, воспитание чад, свободу рабов, утешение бедных.

Нас ожидает, возлюбленные, богатая духовная трапеза, почерпаемая из божественных Писаний. Не тленными яствами изобилует она, но сладостью истинного учения. От нее пита­ются и насыщаются наши души не насущным хлебом, но небесными мыслями; она не опьяняет вином, но воспламеняет дух и воздвигает сердца; здесь не предлагаются мяса, подверженные разложению, но вкушаются радости и удовольствия небесные. Эта трапеза совершается не под звуки флейт и цитр, — здесь звучат мелодии боголюбезных псалмов и гимнов. Созерцание блудных плясок не услаждает здесь чувственных очей, за то очи сердца горят любовью к небесному царству. Нет места кривляниям мимов и развратных людей там, где свирели пророков воспламеняют сердца наши внимать душеполезному учению. На чувственной трапезе внешний человек ввергается в легкомыслие, смех и пучины невоздержания, а здесь (не только нет ничего подобного, но) и внутренний человек возбуждается к любви боговедения и, возвышаясь над всеми житейскими суетами и помехами, возводится на единый царский путь вечной жизни. Если на чувственной трапезе употребит кто яства в излишке, то являются последствия — боль желудка, вздутие внутренностей и тому подобные страдания; на духовной же трапезе напротив: если кто насладится ею в избытке, тот получает возможность и жизнь свою исправить, и совершить богоугодное дело; и тем большее получается наслаждение, чем больше было усердия в насыщении. Или опять: если на той трапезе ты употребишь вина вдоволь, то и в ногах чувствуешь тяжесть, и зрение тебе

850

изменяет, и язык твой отказывается тебя слушать, а из твоей груди вырываются частые рыкания; для друзей ты становишься смешон, в глазах рабов теряешь уважение, как будто в вине ты потопил свою душу. Совсем не таковы последствия духовной трапезы, — но если ты обильно вкусишь ее даров, то пойдешь прямой стезей в исполнении заповедей, данных тебе от Господа, очами сердца узришь неземные блага, а из глубины сердца твоего отрыгнешь добрые учения, согласно с словами пророка: излило сердце мое слово благое (Пс. 46:2); твои друзья почувствуют к тебе уважение, а домашние увидят тебя добрым, ласковым и кротким. Итак, рассмотрим пользу этой духовной трапезы, полюбуемся на ее небесное благолепие, насытимся вдоволь ее неоскудевающей сладости. Послушаем ее гимнов и песней, — ведь ее гимны прогоняют демонов, а песни низлагают начальника тьмы. Вострубите в новомесячие трубою: в торжественный день праздника вашего (Пс.80:4). Настал пост — любезный апостолам, настал пост — украшение мучеников, настал пост — сожитель монахов, настал пост, уставы которого исполнял Сам Господь, обитая на земле. И если хочешь, возлюбленный, послушай, какими венцами украшен пост. Адам, не соблюдши поста, был изгнан из рая и получил повеление обрабатывать землю, порождающую терния. Современники Ноя, не соблюдши поста, испытали всю тяжесть негодования Божия и были истреблены всемирным потопом. А сам Ной, допустив небольшое послабление в воздержании, обнаженный повергся пред своими сыновьями. Исава невоздержание лишило прав первородства и отеческого благословения. Сыны Израилевы, не соблюдши поста, лишились небесной утехи и божественной благодати. Теперь ты знаешь, что потерпели нарушители поста и воздержания; узнай же и то, какой чести и милости удостоились те, которые его почитали и сохраняли. Воздержание снискало Моисею достоинство законодателя, и поставило его во главе народа. Постничество вознесло Илию на огненной колеснице на небо, а его всечестную милоть сделало драгоценнее царской багряницы. Воздержанием Даниил во рве заградил уста диких зверей и из их пасти вышел невредимым. Воздержанием украсившись, три отрока потушили печь, разженную седмерицею, и пламень обратили в веяние влажной прохлады. Подвижник воздержания, Иоанн, наречен большим среди пророков и удостоился крестить во Иордане Господа славы. Но что говорить о пророках и праведниках? Сам Христос подвигом воздержания низложил врага и нам дал в нем оружие попирать его. Поэтому, примем    

852

пост, как драгоценный дар, святое сокровище, изображение истины, начало благочестия, основу духовного учения, умерщвление страстей, отгнание греха, бич пророков, сподвижника детства, губителя демонов, запрещение диаволу, низложение идолов, украшение церкви, силу царей, похвалу иереев, вразумление мужей, целомудрие жен, воспитание чад, свободу рабов, утешение бедных. Кто, возлюбив пост, не был прославлен? Кто, соблюдши его, не был возвеличен? Кому его исполнение не доставило блаженства? Кто, укрепившись им, не победил искушений? Кто, вняв его призыву, не только не получил чести от людей, но и не отвратил от себя гнева и негодования Божия? Ахаав, вооружившись им, не избавился ли от грозного гнева Божия? Будучи осужден на съедение птицам и зверям и на то, чтобы псы лизали кровь его, и омывали блудницы (3Цар. 22:38), благодаря посту он избег смертной опасности, так что тогда пост оказался сильнее пророка. Разве не постом ниневитяне, от человека до скота, отвратили угрозу, изреченную на срок трех дней, и оставили бездейственным слово пророка Ионы? Разве не подвигом воздержания пророки достигали созерцаний и видений Бога Вседержителя и презирали и провещали будущее как настоящее? Разве не им вооружались апостолы, когда во всю землю вышло вещание их и в концы вселенной - слова их (Пс.18:5)? Разве и мученики, не им облекшись, разрушали храмы и алтари и курения идольские и ни во что вменяли угрозы гонителей? Разве не из любви к нему преподобные оставили мир и все его прелести и, обитая в пустынях и горах и пещерах и пропастях земных, по апостолу Павлу (Евр.11:38), самолично низложили диавола и его воинства? Будем же и мы сохранять пост, эту пристань душ, врачество тел, умирение помыслов, умерщвление страстей, — пост который ограждает чужое имущество, предупреждает обиды сиротам, является заступником вдов, не позволяет нам погрязать в житейских суетах, жизнь смертных делает равно-ангельской, научает прилежать закону Божию день и ночь. О нем именно говорит пророк Захария, раскрывая его громкую славу: пост четвертого месяца и пост пятого, и пост седьмого, и пост десятого соделается для дома Иудина радостью и веселым торжеством (Зах.8:19). Видите ли, как пост обращается в праздник? Слышите ли, какова его слава и его венцы? Убедитесь же, как возвышает он своих исполнителей в любви духовной. Вы хотите глубже проникнуть в его смысл? Откройте уши вашего сердца, вникните в духовные песни, изливающиеся из источника бессмертия вечно                                       

852

текущими струями. Что говоришь ты, пророк? Какого Израиля ты разумеешь — плотского или (духовного, т.е.) душу, ведущую Бога? Оскверненного запрещенными жертвами или возрожденного учением апостольским? Приносящего кровь быков и баранов или возносящего бескровную жертву — Агнца, вземлющего грех мира? Служащего истуканам вместо Бога, или от алтарей и идолов плененного в сыновство духовное? Очевидно, (здесь речь) о новом и крещением просвещенном народе, очищенном водою и огнем. И чрез Исаию пророка Господь громко взывает: новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа  Моя: они бремя для Меня; Мне тяжело нести их (Ис.1:14). Очевидно, новый народ призывается пророком пользоваться благами поста (вместо прежнего): не то, чтобы Бог совершенно отвергал посты, молитвы, новомесячие и субботы, установленные для евреев, но Он чувствовал к ним отвращение. Своими беззаконными делами (иудеи) отверглись Бога, Его избранников, возвещавших пришествие Его Единородного Сына, они безжалостно одного убивали деревянной пилой, другого бросали в грязный ров. Да что говорить о пророках? Они и Самого Владыку своего распяли как преступника и умертвили, говоря: это наследник; пойдем, убьем его (Мф.21:38). Видишь отчуждение, к какому привели их собственные преступления? Не Господь отверг их, они сами себя сделали чуждыми той близости к Богу, какой удостоены были их отцы. Все это сделали сыны Израилевы: так избранный народ шатался против Господа согласно с словами богоотца Давида: зачем волнуются народы и племена замышляют тщетное?, и так далее (Пс.2:4 и дал.). Сопоставьте теперь, верные, благие последствия поста, те награды, какие снискивают себе упражняющиеся в нем без рассеяния мысли; оцените, какое суровое и жестокое наказание постигает презирающих это установление. Что же? Не оказывается ли пост именно тем мечом посекающим, который охраняет доступ в царство небесное? Тех, которые не соблюдать его со скромностью и кротостью, он посекает, а пред теми, которые исполняют его по чистой совести, он не только отступает с готовностью, но и указывает им путь к беспечальной жизни, неомрачаемой радости и безболезненному наслаждению и доставляет в воздаяние бесчисленные блага. И если хочешь, мы, из многих примеров выбрав немногие, покажем, как один, упражняясь в воздержании, среди житейских забот незаметно отстал от него, другой, утвердившись в нем, неправо однако шел по путям Господним, иной, соблюдая его, подвергался опасностям в земном пла-

853

вании; исследуем затем, кто, обладая им, обидел вдову или сироту, кто, усовершенствовавшись в Нем, не пользовался спокойно благорастворением воздухов, кто, возлюбив его, не удостоился видений и созерцания Господа, кто, услаждаясь его плодами, проводил дни и ночи в попечении о законе Господнем. Видите силу поста? Видите честь, какою он почтен? Не от начала ли мира он господствует среди благочестивых? Приемы его не современны ли самому миру? Уже с того времени прославляет он почитающих его и ввергает в уничижение его нарушителей. Мы знаем уже, как сказано в начале беседы, что первый человек не соблюл воздержания и за его пренебрежение подвергся наказанию, будучи изгнан из рая и низведен в крайнюю скудость.

       2. Итак, выслушаем с самого начала историю, которую боговидец Моисей изложил для последующих поколений, или лучше сказать, Сам Владыка Моисея, как любвеобильный отец, открыл нам. Но прошу вас о полном внимании к моим словам, тем более, что я хочу эту историю воспроизвести вкратце. В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы (Быт.1:1-4). Видишь, возлюбленный, как прямо и решительно выражается Писание? И увидел Бог, что он хорош. Прежде, чем явился свет, Бог знал, конечно, его свойства, знал, что он хорош, а говорит так с тою целью, чтобы обратить наше внимание на могущество и величие Создателя. Ведь, если бы свет не был добром, то Господь и не сотворил бы его, не разграничил бы его с тьмою; если бы он не был любезен Ему, то и не получил бы наименования света, в противоположность тьме — ночи, с тем, чтобы им именно мы постоянно пользовались в своих делах. Затем, конечно, Бог все, что Он сотворил в шесть дней, мог создать в одно мгновение ока одним словом и одним мановением. Но впоследствии явились люди, — я разумею греков и их философов, — которые с своей мудростью дошли до безумия: они не соблюли закон Его и потому мудрость их оказалась безумием. Они-то на счет того, что было создано в шесть дней, не усомнились измыслить басни, будто бы все произошло самобытно — и небо, и земля, и солнце, и луна, и все видимое. После этого до чего бы дошло их бесстыдство, если бы все было сотворено в один час! Но Господь Промыслитель предупредил их неправду и не дал пищи их языкам, извергающим яд и поношения на Создателя и почитающим

854

тварь вместо Творца. Но возвратимся к прерванному и продол-жим повествование дальше. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один. И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. И стало так. И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так. И назвал Бог твердь небом. И увидел Бог, что это хорошо. И был вечер, и было утро: день второй (Быт.1:5-8). Непостижимым остается для смертных, как на веки утверждено это дело рук Творца без столбов и устоев. Дивны дела Господни и кто способен исследовать их? И увидел Бог, что это хорошо. И был вечер, и было утро: день второй. И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так. И собралась вода под небом в свои места, и явилась суша. И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел Бог, что это хорошо. И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя по роду и по подобию ее, и дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так (Быт.1:8-11). По слову Повелевшего тотчас явилось все это, без всякого препятствия, без замедления. И был вечер, и было утро: день третий (ст. 13). Видишь, как Писание возводит мысль нашу к совершенству? Где же те, которые говорят: этот плод горек, эта трава ядовита; или: зачем хищные птицы, какая от них польза? Крик одной предвещает смерть, другая накликает бурю, а третьей одно появление приносит нам несчастье. От многих слышал я такие недовольные и бранчивые речи. Но приличны ли они христианину? Не следует унижать того, о чем Сам Бог изрек с одобрением: и сказал Бог: да будут светила на тверди небесной для освещения земли и для отделения дня от ночи. И создал Бог светило большее, т. е. солнце, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды, и для знамений, и времен, и дней, и годов (Быт.1:14,16). Чему нам больше удивляться? Недосягаемой ли высоте солнца, его размерам, силе, неистощимости его тепла, или безграничному распространению его света? Каким образом одно светило и одна материя совмещает в себе такие свойства? Не меньше поражает ум и мысль и совершаемое им течение: в один день является оно на востоке и достигает запада, всякое место согревая своими лучами. Где дети пер­сов, почитающие его как Бога и оставляющее Создателя, чтобы воздавать честь Его созданию? Разве не это самое солнце изо дня в день совершает свое течение так послушно и с такою правильностью, и то покрывается облаками, то помрачает свои лучи, когда пахнет ветер? Вот ваше солнце, на которое вы уповаете и которому служите.

Все творения Божии весьма прекрасны и велики и поразительны, но они созданы для служения нам, а не для господства. Так и луна повелением Создателя поставлена для освещения ночи, и хотя то возрастает, то ущербляется, то с блеском переливается лучами света, то меркнет, но всегда без колебания совершает свой путь среди многочисленных хоров звезд. Но возвратимся к продолжению слова. И был вечер, и было утро: день четвёртый. И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной. И стало так. И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что это хорошо (19-21). Вникни получше в слова Вседержителя. Сколько родов рыб морских создал Он и какое множество птиц небесных, великих и малых, призвал Он к жизни. Подивись же безмерной мудрости Его, как все это устроено одним словом! И был вечер, и было утро: день пятый. И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так (23-24). О, величайшая мудрость! О, неизъяснимая благость! Во мгновение ока сотворил Он всех скотов и зверей — и льва, и медведя, и дракона, и быка, и коня, и сколько других полезных и годных на служение людям! Такова мудрость Создателя! Все сотворил Он в шесть дней: свет, небо, землю, море, солнце, луну, звезды, горы, холмы и долины, зверей, скотов, рыб, птиц, китов и других животных — морских и земных. А затем, приступая к намерению более важному и желая дать жизнь величайшему из своих творений, Отец светов, сущий и бывший, ум безначальный, нерожденный, держит совет с Единородным, родитель с родившимся от Него безсеменно Сыном, Словом и Мудростью непостижимой, — держит совет богоприличный и таинственный в таких словах: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле (ст. 26). И создал Господь Бог человека из праха земного (Быт.2:7). А чтобы и Дух Святый не показался чуждым делу творения — и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою (ст. 7). Видишь ли избранное творение рук Создателя? Видишь ли Адама, поставленного царем создания? Видишь ли почесть, превозносящую того, кто был одним из творений? Посмотри же и на дары, которыми наделил его Бог вместе с творением. И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал. И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла (2:8,9). О, восплачем о той чести, которою взыскал Бог нас, о том человеколюбии, какое явил Он роду человеческому, о тех неизречен-ных благах, которых сподобился Адам! И что же? Неизреченное попечение Божие о человеке не остановилось на том, что создало его из небытия, что из праха вознесло в цари создания, на земле почтило выше ангелов, из бездушного сделано образом одушевленного. Чем, какою добродетелью заслужил Адам такую милость от Господа? Какими трудами и подвигами достиг он таких венцов? Каким славословием возблагодарил он Творца за то, что Тот поселил его посреди рая? Какое славное дело совершил, что удостоился проводить жизнь беспечальную? Чем угодил Богу за то, что такими осыпан был дарами? А между тем сверх всего этого Человеколюбец излил на свое создание такие милости, которые должны были доставить человеку изобильные радости, веселие и утехи. Именно — и навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку (2:21,22). Поистине удивительны дела Господни! Поистине неизследимы пути Его! Поистине неистощима Его благость! Он не ограничился тем, что повелел Адаму из праха сделаться человеком и обитать в раю сладости, но еще сотворил ему помощника. Какое удовольствие почувствовал Адам, когда, очнувшись от сна, увидел пред собою жену! Какая радость наполнила его душу при виде помощника в лице жены, и притом помощника одного с ним рода и равного достоинства! До какого восторга и пророческого прозрения возвысился Адам, когда чувственными очами усмотрел в Еве свое собственное отображение и отпечаток! В порыве этой душевной радости прорек он во всеуслышание истину такими словами: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа своего (23). Видишь пророка, с ясностью предрекающего будущее? Видишь, какой благодати и вдохновения удостоен был Адам от Святого Духа? Слышишь прекрасные слова, чрез столько поколений не утратившие своей силы?

      3. Но это величайшее дерзновение, это общение со Святым Духом возбудило зависть коварнейшего диавола. Нестерпимо было ему видеть те почести и милости, какими Творец окру­жал свое создание, и он постарался осуществить то, что задумал. Найдя в лице змия орудие своего темного и злобного умысла, он делает его своим сотрудником. Приступить к Адаму он, впрочем, не осмелился, но избрал жену, которая и разумом и опытностью была слабее своего мужа и нежнее его. Пусть никто, однако, не порицает создания Божия. Ведь как Адама создал Бог, так и Еву сотворил Он же и из

857

того же состава, из того же брения, одного и того же достоинства. Виною же помрачения и ослабления Евы — душевного и телесного — было коварство супротивника. И вот тот, кто из земной персти сделался бессмертным, удостоился быть созданием Вседержителя и в знак господственного достоинства почтен был именем человека, и не только именем, которого звука был недостоин, но и соответствующей этому достоинству властью пользовался, — этот несчастный окрылил свой ум и вооружился дерзостью, покушаясь присвоить себе божеское достоинство. А как — послушай. Коварный змий приближается к жене и что говорит ей? Подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю? В день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло (Быт.3:1,5). Видишь, слушатель, замысел врага? Видишь искушение обманщика? Видишь, как хитро обольстил он Еву и какими словами? В день, в который вы вкусите от запрещенного дерева, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло (5). О, злой совет обманщика! О, бесчестие, в какое ввел он жену коварными словами! О, козни, которые низвергли на дно ада тех, кто человеколюбием Божиим возведен был на высоту! И не пришел лукавый к Еве явно, в своем собственном виде, но вступает в беседу с нею, облекшись в змия, чтобы обмануть ее и его словами склонить к ослушанию Бога. Ведь, если бы он пришел к ней сам самолично, Ева тотчас же удалилась бы от него и поспешила бы к своему мужу. Но под видом змия ему удалось вступить с нею в беседу, чем он и воспользовался, внушая ей приблизиться и коснуться дерева, плоды которого запретил Бог всем вкушать: посмотри, как оно красиво и привлекательно на вид, а как приятно на вкус будет оно в устах твоих! Теперь ты внушаешь страх зверям и птицам, а после вкушения еще более возвысишься над ними; теперь они видят тебя в человеческом образе, а вкусивши от древа, ты тотчас облечешься в божественный вид и будешь знать доброе и злое. Ничто не скроется от ваших глаз, не утаится от вашего слуха, но все видимое и невидимое будет известно вам и доступно. И что же? Соблазняется жена словами обманщика! Обещания змия воспламеняют ее душу, и она возвышает пяту на Создателя. Она идет к мужу и обращается к нему со словами, горчайшими желчи: "почему это Бог заповедал нам не вкушать от этого дерева? В тот самый день, как мы вкусим от него, отверзутся очи наши и мы будем знать добро и зло". О, злейший совет! О, слова, горчайшие желчи! Не видела она очами своими Света истины,

858

не слышала ушами своими Слова жизни, не вкусила устами сладости Человеколюбца, не осязала руками своими Источника света! Еще не жила она с мужем, — и уже удалила его от Бога! Не начала сожительствовать с ним, — и из царя сделала его бедняком! Еще не родила детей, а уже навлекла на них проклятие! Еще не дала им жизни, а уже заслужила изгнание, вместо помощи мужу лишила его рая! О, злоба! О, безумие! О, обольщение! Своими словами она убеждает мужа и, взяв плод, подносит обольщенному, низводит на дно ада того, кто был поставлен над зверьми и птицами, поражает душу, благороднейшую всего, что под небом, погашает свет очей, ежедневно созерцавших Бога, поселяет робость в душе, входившей смело в общение с Богом, расслабляет руки, благо-словившие птиц небесных и зверей земных и всем им имена нарекшие. Царь делается бедняком, богач — попрошайкой, друг и собеседник Божий, подобно вору, прячется под деревом, владыка делается слугой, чистый сердцем весь оскверняется, светлый душой становится мрачным. Как ясное солнце помрачается набегающей тучей, так было и здесь. Игралищем демонов становится тот, кто внушал им страх, как раб скрывается тот, кто сотворен свободным; в бесславие повергается и наравне с грязью попирается прежде почитаемый и славный. Теперь, восстановивши в своей памяти эту историю, вникнем, благосклонные слушатели, в глубины Писания, чтобы раскрыть смысл повествования. И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел (3:6). Вот лакомство, причиняющее смерть! Вот наслаждение, низводящее во ад! Вот вкушение, изгоняющее вкусившего из рая! И пусть никто из находящихся в здравом уме не возлагает на дерево вины, падающей исключительно на вкусивших. Поясним примером. Положим, царь приказывает воину не впускать кого-нибудь из начальников во внутренние покои дворца, если не будет на то особого распоряжения, (а тот впустит), — или доверяет ему какую-нибудь тайну с тем, чтобы никто из посторонних не знал, а он сейчас же начнет рассказывать всем, кому вздумается и у кого есть охота его слушать; как ты думаешь, не понесет ли такой ослушник наказания за то, что презрел повеление царя? Подобное именно и случилось на этот раз с Адамом. Все предоставил Бог в его распоряжение — деревья, плоды, воды, райские удовольствия, солнце, луну и звезды, — и об одном только дереве дал ему заповедь в напоминание о том, что и над ним есть Владыка, Которому

859

он должен воздавать послушание. А он пренебрег всеми этими милостями, не оценил по достоинству оказанной ему чрезмерной чести и не воспользовался дарованной ему свободой воли, послушался беззаконника и врага истины, оказал преслушание — и вот следствия этого: бессмертный сделался смертным, обладатель рая подвергся изгнанию из него, ходивший по стезям истины стал игрушкой бесов, просвещенный Духом Святым перешел в руки духов нечистых, блиставший пророчеством не познал самого себя, каков он есть. И как только совершилось пагубное преслушание, тотчас Адам и Ева увидели, что вследствие своего преступления они сделались наги. Пока они были облечены благоукрашенной одеждой бессмертия, до тех пор они не замечали своей наготы; а когда совершилось падение и ослушание стало делом, тогда они усмотрели свое безобразие. Тогда — услышали, говорит бытописатель, голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица Господа Бога между деревьями рая (3:8). Они не чувствовали уже прежней близости к Богу: совершилось преступление, и они скрываются от Вседержителя. Такова вообще участь людей, подпавших греху. Так, если кто совершил блуд или прелюбодеяние и, выходя из дома блудницы, встретит мужчину или женщину, беседующих с кем-либо, как это обыкновенно бывает при встречах, тогда совершивший грех уже думает, что разговор идет о нем, он краснеет и смущается, так как его собственная совесть обличает его грех. Это именно испытали Адам и Ева. Без сомнения, и прежде Бог часто ходил в раю, и они никогда Его не стыдились и от Него не скрывались. А когда совершилось греховное дело преслушания, тогда они скрываются от лица Бога всевидящего, надеясь, что это им удастся. Но как ошибочна была эта их попытка! В виду их растерянности и безответности пред Тайновидцем, Сам Он, испытующий сердца и утробы, спрашивает Адама, вызывая его на путь раскаяния: Адам, где ты? (9). Вот и от древа ты вкусил, а страсти не избежал; вот и преступление совершил, а богоподобие утратил. А он отвечает: голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся (ст. 10). Видишь перемену, произведенную грехом? Видишь срам падения? Видишь судилище, действовавшее внутри самого Адама, и осуждавшее его отчуждение от Бога? И сказал Бог: кто сказал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть (ст. 11)? Ты оставил Меня, твоего Творца, и передался врагу? Покинул своего Создателя и соединился с обманщиком? Я запретил

860

тебе только этого одного не есть, а ты нашел себе советника в лице диавола? Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел (ст. 12). О, бессмысленная отговорка! О, оправдание, не заслуживающее извинения! О, жалкие слова, не спасающие говорящего. Я дал тебе жену — помощницу, а не главу, сотрудницу, а не госпожу, подругу, а не наставницу, супругу, а не начальницу, подчиненную, а не повелительницу, повинующуюся тебе, а не обладающую тобой. Поэтому, так как ты послушался врага и пренебрег Мною, я налагаю на тебя наказание, которого ряд веков не поколеблет, которого никто не избежит; ни один человек, воспринявший тело и вступивший в мир, не переплывет этого моря. Смотри же, Адам, за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься (Быт.3:17-19). О, страшное проклятие, ужаснувшее все видимое и невидимое! О, прещение, которого бесконечные века не изгладят. О, наказание, которого сила и в долговременном существовании мира не ослабляется! О, слово, которого цари и правители, богачи и бедняки боятся и трепещут! И выслал его Господь Бог Адама и жену его из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят. И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского Херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни (ст. 23-24) и преграждать доступ к нему, чтобы никто из носящих плоть и облеченных бренным телом не прошел чрез эти врата. Владычное слово на веки стало делом и это запрещение открыло смерти свободный вход в мир: цари боятся ее гласа, правителей приводит в трепет ее имя, богатые подчиняются ее игу, бедные отдают ей дань, и все смертные, связанные узами природы, живут под страхом смерти. Но что делал Адам, сидя вне рая? Он возделывал землю, с плачем и стенаниями, орошая ее потом, изнемогая под тяжестью труда, изнывая под палящими лучами солнца, коченея от ночного холода. При мысли же о том, какой сладости он лишился, слезы неудержимо лились у него, глубокие рыдания потрясали его грудь, из его уст вырывались горькие слова. Его глаза обращались к Эдему; качая головой, горько рыдал и в неутешной скорби стонал громким голосом: "О, сколь великих утех твоих я лишился, сладчайший рай! О, какая радость наполняла мою душу, когда я созерцал твои красоты! О, как наслаждался я, обитая среди тебя! Сколько

861

удовольствий доставляло мне благоухание твоих цветов! Беспечальная трапеза была для меня готова, чаша бессмертия была для меня полна, мой дух окрылялся к жизни равноангельской, мои очи просвещались сиянием премирного света! Все твари почитали меня как царя! Все звери боялись меня, всем птицам я повелевал, что хотел, все живое взирало на меня как на владыку! Теперь всего этого я лишен как преступник; от наслаждений отстранен как пленник; как для беззаконника для меня закрыты твои утехи; как беглый раб я извержен из твоих недр! Что мне оплакивать сначала и что потом? Утрату твоей красоты? Непрестающую радость? Беспечальную жизнь? Беспорочную славу? Отчуждение от ангелов? Устранение от архангелов? Царскую славу? Удовольствие, доставляемое деревьями? Озаряющее тебя сияние и блеск? Или наготу, которою я одет, крайнее безобразие, стыд пред ангелами, пренебрежение от зверей? Непокорность скотов, дружбу с Богом, лишение Духа, вечное блаженство? В чем мне излить свое горе? Каким рыданием я возрыдаю? В какое унижение повергнусь? Как выражу свою печаль и сокрушение? Как перенесу скорбь — настоящую, последующую, ту, которую причинят мне недра земли, труд в поте лица, произрастение волчцов, поразившее землю проклятие? Я не перенесу этой глубокой печали, у меня нет сил оплакивать твою сладость, нет сил смотреть на тебя, сидя пред твоими вратами. Я лишился обитания в тебе, лишился вечного наслаждения; по своей собственной воле я сделал себя чуждым Богу. Отныне я не буду даже видеть и лицезреть тебя. Не испытаю твоей сладости, не вкушу твоего блаженства, не наслаждусь твоим созерцанием, не буду озарен твоим светом, не буду обитать в тебе. Я все утратил; все прошло как тень, все миновало как сон, все исчезло от моих глаз, как будто и не бывало. Если можешь, хоть бы ты умолил Создателя, чтобы я не был изгнан из тебя. Пусть склонятся твои деревья, пусть повергнутся пред Блогоутробным, пусть громко восшумят твои листья. По повелению Владыки ты исполнен блаженства и имеешь к Нему дерзновение, как жилище Бога нашего. Подними, вместо очей, благообразие твоих плодов, и вместо красноречивых уст благозвучный шелест твоих листьев, и не оставайся закрытым для возлюбившего тебя. Вот теперь уста мои устали от крика, вот и язык мой перестал двигаться, и гортань моя связана молчанием. Я осужден как преступник, обнажен как несчастный, изгнан как беззаконник, как тленный отдан земле, из которой был взят; я возвращаюсь туда, откуда вышел,

862

и уже более не увижу твоей цветущей красоты". Потом, обратившись к жене, он начинает поносить ее и в душевном огорчении говорит: "зачем ты лишила меня бессмертия, о, жена? Зачем увлекла меня с той высоты, на которую я был поставлен? Зачем полновластного сделала зависимым? Зачем царя создания обратила в раба? Зачем потушила мои светлые очи? Зачем совлекла с меня одежду, которую не ты исткала? Зачем позавидовала моей славе? Зачем осквернила мою первообразную красоту? Зачем ты, наименованная жизнью, сделалась для меня смертью? Зачем, разлучивши меня с ангелами, сделала общником бесов? Зачем лишила меня царства и повергла в крайнюю бедность? Зачем мои уши, по­стоянно наслаждавшиеся слушанием божественного голоса, ты закрыла как у аспида, который не слышит голоса поющего (Пс.57:5)? Я не хочу проклятия: прежде сочетания я требую развода, прежде, чем принять тебя под свой кров, я требую твоего удаления, вместо соединения ищу разлучения, до сопряжения хочу от тебя устраниться. Ступай от меня прочь, о, жена! Когда я начну обрабатывать землю? Когда повлеку плуг? Когда пожну созревший хлеб? Когда, добыв муку, приготовлю хлеб? Когда, воссев, угощусь им без заботы? Когда усну без печали? Когда сброшу с себя листья смоковницы? Когда прикрою срамоту своего тела? Когда ноги мои будут в безопасности от уколов терний, произрастающих по повелению Божию? Когда я приготовлю покрывало, чтобы отирать с лица моего пот, который за твое неразумие, о, жена, я терплю? Теперь ты не несешь труда и не замечаешь несчастья, а когда будешь родить детей, тогда почувствуешь тяжесть наказания. Когда придет тебе пора родить, тогда ты вспомнишь мои слова; когда труды и болезни постигнут тебя, тогда настанет время наказания твоего; когда схватят тебя муки деторождения, тогда ты вспомнишь проклятие Божие". Такими и им подобными словами укорял Адам с душевною горечью свою сожительницу; этими словами поражая Еву каждый день, он предавался безутешному горю; в море этих скорбей первозданный изнывал под тяжестью насланного Богом гнева. Теперь вы слышали, дети, о создании Адама; узнали достоинство, которым он был почтен; дары, какими наделил его Бог; видели, как совершилось его падение, сочувствовали его безутешному горю; видели, в каком горе и унынии сидел он пред вратами рая. Окончить ли на этом беседу, или изобразить еще и то, что в качестве ужасного наследства оставила Ева последующим поколениям? Необходимо продолжить беседу, чтобы показать всем

863

какими ударами разразилось над людьми проклятие Божие, как очевидно исполнилось над нами осуждение, сохраняющее свою силу до века, как не лживы были уста, изрекшие виновнице падения: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей (Быт. 3:16): истинность этих слов подтверждается последующими поколениями. Именно, подобно тому как дочь воспроизводит в себе образ матери, глазами ли, или лицом, или ростом, так тем же самым путем мировое осуждение распространяется до нашего времени и до скончания века мера его не оскудеет.

        4. Сосредоточьте же ваше внимание на обсуждении рассказанного и, слагая в сердцах своих уроки истины, охотно выслушайте их. Конечно, не о целомудренных и честных женах поведем мы речь, но о дурных, распутных и порочных будет наша беседа. Какой разряд их представит наше слово? Дев ли, не знающих мужского ложа, или жен, живущих в браке, испытавших деторождение и материнство, или тех, которые, ставши вдовами, не воспитали в себе страха Божия? Во всяком случае, справедливость требует того, чтобы начать рассмотрение с первого возраста и затем по порядку перейти к последующим. Итак, пригласим предстать сюда юных дев, считающих себя девственницами и хвалящихся своей невинностью, и поведем речь о них. Что сказать мне о них? (Изображу) одежды их, нравы, хитрости, — которыми уловляют они юношей в свои сети, и другие средства обольщения. Часто, выходя из своих покоев и переходя с места на место, они широкой походкой, неприличными улыбками и всплескиванием рук оглашают уши юношей, и просовывая руки из окна в окно, бесстыдно обнажают их до груди; сатанинскими киваниями они поражают взоры невоздержных; грудь их увешана золотом, им же унизаны пальцы на руках их, а уши обременены жемчугами и гиацинтами; да и природную красоту лица заставляют они лгать, натирая себе щеки белилами и другими красками, выпрямляя шею, как у бездушной статуи, ежедневно и еже­часно переплетая волосы и раскидывая их по лбу, как это и прилично их злонравным делам. Всем этим не свидетельствуется ли их развращенность? Не нелепы ли их дела и не бесполезны ли их поступки? Не безумны ли их надежды? Между тем для них и этого мало, но кого они не могут обольстить открыто, против тех тайно направляют свои луки и стрелы, как и Ева обольстила Адама хитростью. Именно, о многих из них я слышал, что они подгляды-

864

вают чрез дверные щели, наблюдая за проходящими по улицам, и в одних осмеивают походку, в других уничижают рост, в третьих издеваются над волосами и прической. Таким развращенным женщинам не нужны и мимы. Проводя господские и праздничные дни в праздности, они ни в чем не сдерживают себя — ни в пище, ни в питье, ни в сне, но все свои заботы ограничивают одним днем; они ни отцов не боятся, ни к матерям не питают уважения, ни братьев не стыдятся, ни рабов и рабынь не стесняются, но для всех одинаково служат соблазном и во всех отношениях являются кораблем, обуреваемым волнами. Но загляните в гробницы, дочери Сиона и дети святой купели, рассмотрите там образ, который вы украшаете, и бесполезные и нелепые украшения и одежды ваши, как все уничтожается тлением и безжалостной смертью, как все становится прахом, как все исполнено смрада. И пусть не восстают против меня женщины, будто бы я поношу их. Ведь свою беседу об этом предмете я предварил замечанием, что не о разумных женах будет моя речь, но о дурных, неразумных, и развратных. И я ни на минуту не забываю, что много есть женщин скромных, честных и сохраняющих целомудрие, которых и апостол упомянул в книге жизни. Перейдем, однако, к другим разрядам женщин. Ведь я имел в виду обратить ваше внимание на три разряда — девиц, замужних женщин и обреченных на вдовство. Так как относительно девиц я уже предложил вашему вниманию немногое из многого, то начнем теперь и о тех, которые, превозносясь браком, являются для своих мужей истинными аспидами. В самом деле, сколь многих жен видел я, приносивших своим супругам нежданную смерть? Сколько знаю я таких, которые не могли своим сожителям причинить смерти, за то своим злонравием заставили их страдать и ужасаться и удерживать их при себе только из страха? Ведь даже владея богатством, такая жена, днем и ночью похваляясь им, не дает мужу жить в покое. А будучи бедной, она ходит с места на место, из дома в дом и всюду посевает раздоры, возбуждает гнев, причиняет беспорядки; не позволяя мужу своему иметь мира ни с соседями, ни с знакомыми, она всех оскорбляет, со всеми судится, на всех нападает, всех приводит в смущение, пред властями держит себя дерзко и бесстыдно, в судах является в качестве обиженной, в банях многоречивой, в церквах устраивает неприличные встречи и везде болтает без меры. "Я поддерживаю

865

наше благосостояние, я даю распоряжения рабам, я доставляю средства для жизни; муж мой только считается главой семьи, а ни о чем не заботится, ничего не знает, не входит ни во что, что делаю я в доме, кроме того, что ест и пьет за столом, не зная, как и откуда добывается это". О, явное бесстыдство! Справедливо говорит мудрость: мед источают уста чужой жены, и мягче елея речь ее; но последствия от нее горьки, как полынь, остры, как меч обоюдоострый (Притч.5:3,4). А если к тому же она владеет грамотой, тогда недуг и злоба ее свирепствуют с двойной силой. Сколько жен погубили мужей своими письмами? Сколько тайн, которые только жена могла выведать у мужа, всплыло наружу со всеми последствиями благодаря ее письмам? Не мало я знал и таких, которые своей перепиской с любовниками предавали мужей своих в руки наемных убийц. Одни погибали от отравы, другие во время ночных прогулок или за городом попадали в засаду и кончали жизнь под ударами меча или камня или палки по голове или в спину. И такие-то жены бесстыдно приходят в церкви, под предлогом молитвы, и здесь клянутся пречистым телом и кровью Сына Божия, или Его Матерью, или вообще чем-нибудь святым, например, животворящим древом, в том, что они не оставят своих темных дел, но будут свой уговор соблюдать верно и нерушимо. О, несчастная! Страшное имя Господа нашего ты призываешь в своем блуде? Безумная! Непорочную Деву и Богоматерь Марию ты делаешь покровительницей твоего скверного намерения? Дикий зверь и плотоядный ворон, ты неприкосновенные дома святых делаешь причастными грабежу и крови? Но храм Божий, освященный и чистый, не осквернится, а ты в потребное время вкусишь плоды своего безумия по сказанному апостолом Павлом: если кто разорит храм Божий, того покарает Бог (1Кор.3:17): ибо храм Божий свят. Если угодно, продолжим и дальше нашу речь о непотребстве тех жен. Такая женщина, если ее соседками окажутся скромные женщины, наблюдает за каждым их шагом, задевает их, и хотя кого из близких знакомых и родственников увидит входящими в их дома, все же, приписывая им свои собственные дела, называет их, ни в чем неповинных ни душой, ни телом, прелюбодейцами и неистовыми. Если имеет детей, смотрит на них как на зверей; если имеет слуг или рабынь, то ничем не сдерживается в отношении их, но и днем под предлогом работы бичует их, и ночью

866

принуждает работать Нет страха Божия пред глазами его (Пс.35:2). И когда разделяет с мужем своим ложе, не дает ему спать, но возбуждает его против слуг, побуждает к ссорам с сосе­дями. "Этот раб меня презирает, служанка надо мной смеется, тот сосед не перестает поносить меня и в церкви, и среди друзей, и на площади. Заступись за меня; в противном случае, я не сяду с тобой за стол, не буду есть твоего хлеба, не стану больше спать с тобой. Ведь это последнее дело: меня — твою жену — первый встречный ставит ни во что". Если вы хотите иметь подтверждение моим словам, то вспомните об египтянке, соблазнявшей Иосифа и возбудившей против него своего мужа; не угрожала ли она этому праведнику даже и смертью, если бы недремлющее око не предупредило его и не избавило его от горькой смерти? Вспомните и Иродиаду, умертвившую Крестителя. Говорил Предтеча: не должно тебе иметь жену брата твоего (Мк.6:18). И она, заключив в темницу того, кто был большим из рожденных женами, на пиру среди возлежащих друзей, отсекла ему голову; и чего не могла Иродиада делать при жизни этого мужа, то беззаконие свое довершила после его смерти. Не то же ли самое и Далила? Не предала ли она иноплеменникам на смерть славнейшего и сильнейшего Сампсона, остригши и связавши его своим блудом? Вот уже трех достоверных свидетелей я привел. Много и других подобных случаев указывает Писание, но так как устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово (Мф.18:16), то в дальнейшем умножении примеров нет и нужды. Господь Бог, сохранивший нас от подобных заблуждений, стыда и поношения, да устроит нас и впредь проводить жизнь в целомудрии, да даст вам иметь чистую совесть пред мужьями, а к детям, рабам и соседям быть кроткими и милостивыми, и да удостоит и вас быть участниками царствия небесного. Но так как я обещал выше сказать и о третьем разряде — разряде женщин, пребывающих во вдовстве, то здесь исполню свое обещание, ограничившись относительно их немногими словами. Вдовая женщина должна быть по апостолу Павлу такова: она воспитывает детей, служит нуждам святых, оказывает услуги странным и не предается на волю своих страстей (1Тим.5:10). После смерти мужа своего она, говорит апостол, облечена во вдовью одежду и, предаваясь скорби, пред всеми должна обнаруживать соответственные нравы. Невоздержная же вдовица — дикий зверь; обходя дома, она распространяет неприличные слова: "я — бедная, беззащитная вдова: много богатств было у меня

867

и в поле, и дома, много было и скота и одежд, но супруг мой, будучи неопытен в мирских делах, все растратил; мое приданое было очень обильно, но что ни говорила я ему, он не слушал. Конечно, я не могла идти против него и против воли помогала ему в растрате имения; и вот — он оставил меня без всего". Так, кого при жизни обнимала и ласкала, того по смерти отдала на посмеяние друзьям и знакомым. Такая вдовица после смерти мужа своего озирается туда и сюда и ищет, где бы найти ей тайного любовника, и под предлогом молитвы или заботы о своем доме она многим причиняет соблазн; совершая же беззаконные дела и во чреве зачиная, она старается это скрыть и тысячи способов употребляет, чтобы произвести у себя выкидыш, прибегая к помощи яда, или к содействию других развращенных жен. В ее сердце нет страха пред Богом все видящим, и, совершая грех, она не стыдится, но плода этого греха стыдится и избегает. Скольких я видел рабов, сделавшихся господами, благодаря любострастию таких злонравных жен; свободные дети со страхом и трепетом стояли пред ними, со связанными на груди руками, а те гуляли в шелковых одеждах и золотых поясах. Слышали вы, христолюбивые, изложение беседы? Уразумели урок истории? Я описывал дела безумных и невозможных жен. Этим нравам научила их Ева, ее проклятие и преслушание. Впрочем пора окончить слово. Заключим же его воспоминанием о целомудренных и славных женах. Вот пред нами целомудренная вдовица сарептская, во время голода пропитавшая пророка Илию. Вот самаритянка, которая принимала в своем доме пророка Елисея и у которой он воскресил сына. Вот Анна, разрешившая узы неплодства и породившая Самуила, по молитве сделавшаяся матерью. Вот Сарра и Ревекка; как чисты они были и непорочны в своем сожительстве с патриархами! Вот Сусанна, которая своим целомудрием осудила неправедных старцев на смерть. Этим-то женам вы и подражайте — одной в молитве, другой в непорочности, третьей в странноприимстве, той в целомудрии, иной в угождении Богу, чтобы удостоиться вам царствия небесного, которого да сподобимся достигнуть все мы, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу, со Святым и Животворящим Духом, честь и слава, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Расписание Богослужений

18 октября. Среда.

Святителей Петра, Алексея, Ионы, Макария, Филиппа, Иова, Ермогена, Тихона, Петра, Филарета, Иннокентия и Макария, Московских и всея России чудотворцев

8.30 - Утреня. Литургия.

21 октября. Суббота.

Прп.Пелагии, Прп.Досифея Верхнеостровского, Псковского, Прп.Трифона,архим. Вятского, чудотворца. Собор Вятских святых. Св.Пелагии девы(303). Прп.Таисии(IV).

8.30 - Утреня. Литургия.

16.00 - Вечернее Богослужение.

22 октября. Воскресенье.

Неделя 20-я по Пятидесятнице.Память святых отцев VII Вселенскогособора. Иакова Алфеева.

8.30 - Литургия.

Медиа-обзор